National Sections of the L5I:

ПОРАЖЕНИЕ ПОТЕРПЕЛ НЕ СОЦИАЛИЗМ, А СТАЛИНИЗМ!

Printer-friendly versionPDF version

Очередной глобальный финансовый кризис вновь продемонстрировал миллионам трудящихся во всем мире неустойчивость капиталистической системы.

Многие из числа рабочих и молодежи сегодня задают вопрос: «Действительно ли капитализм - это наилучшая из всех возможных экономических систем, и есть ли вообще какая-либо альтернатива капитализму?»

Альтернатива капитализму, конечно же, есть. Это - социализм. Но разве опыт 20-го столетия, в том числе и разрушения СССР не является доказательством невозможности социалистического общества? Разве социализм не стал еще одной исторической неудачей?

Преимущества экономики, в которой плановое и демократически управляемое производство ориентировано не на погоню за прибылью для узкого слоя элиты, а на удовлетворение потребностей всех членов общества, кажутся очевидными. Но это именно то общество, которое и называется социалистическим. Это именно то общество, которое Карл Маркс, в своей книге «Гражданская война во Франции» характеризовал как «объединённые кооперативные товарищества, организующие национальное производство по общему плану». Такое общество было целью российских революционеров, Ленина и Троцкого, возглавивших массовое революционное движение, свергнувшее в 1917 году капитализм и основавшее Советский Союз.

Сегодня, вынужденный как-то объяснять очевидные провалы капиталистической экономики, правящий класс утверждает, что, безотносительно к проблемам самого капитализма, есть реальный практический результат, а именно, - неудача строительства социализма в России и неэффективность социалистической экономики. Социалистическая идея, утверждают они, "неизбежно" приведет к диктатуре одной партии, как это случилось в СССР, а затем и к диктатуре одного человека, в данном случае, - Сталина.

Разоблачение таких аргументов является сегодня одной из основных задач антикапиталистических революционеров. Мы должны объяснить, что альтернатива сталинизму была и что эта альтернатива была представлена Троцким в его борьбе за спасение рабочей революции от диктатуры Сталина в России и губительной тактики сталинизма в мировом коммунистическом движении.

Лев Троцкий

Троцкий был первоначально противником Ленина в российском марксистском движении. Он недооценивал важность дисциплины и централизации при построении авангардной революционной партии, которая должна будет привести российский пролетариат к свержению власти помещиков и капиталистов. Однако к 1917 году Троцкий понял свою ошибку и присоединился к большевистской партии, став в ней самым активным соратником Ленина в борьбе против тех, кто отрицал необходимость взятия пролетариатом государственной власти. И если Ленин был главным вдохновителем октябрьского восстания, то Троцкий стал его главным организатором. С этого момента, по словам Ленина, «не было лучшего большевика», чем Троцкий. С 1918 года он вел Красную Армию к победе в гражданской войне, которую развязали российские помещики и капиталисты при поддержке иностранных империалистов. Троцкий был организатором основных оппозиционных сил диктатуре Сталина и антирабочей сталинской программе, сначала в пределах Советского Союза, а затем и в изгнании.

Троцкий возглавлял большевистскую борьбу против сталинизма до самого дня своей гибели от руки сталинского агента в 1940 году.

До конца своей жизни Троцкий оставался борцом за рабочую демократию и революционный коммунизм. Все его произведения в СССР были запрещены Сталиным, все фотографии героических дней революции и гражданской войны были изменены, с целью удалить из них изображения Троцкого. Троцкий был вычеркнут из истории Советского Союза. К 1991 году в Советском Союзе не было ни одного памятника Троцкому, который можно было бы снести, как это сделали с памятниками Сталину и его сообщникам.

Российская Революция

Октябрьская Революция 1917 года была настоящей рабочей революцией а, не заговором крошечной элиты. К 1917 году разочарование ходом и последствиями Первой мировой войны захлестнуло Россию. Несмотря на наличие в стране современной (хотя и отсталой по сравнению с развитыми империалистическими государствами) промышленности, огромные массы крестьянства по-прежнему трудились в полуфеодальных условиях, а царский абсолютизм подавлял любые, даже самые элементарные, проявления демократии. К февралю 1917 года бойня на фронте и начавшийся голод в городах стали абсолютно невыносимыми для рабочих и миллионов солдат. В Петрограде возглавляемые преимущественно женщинами массы людей, протестующих против нехватки хлеба, вместе с присоединившимися к ним рабочими и восставшими солдатами, свергли власть царского правительства, место которого заняло Временное правительство, сформированное лидерами буржуазных и реформистских партий. Большевистская партия Ленина развернула агитацию за прекращение войны и за передачу всей власти на территории России Советам рабочих и солдатских депутатов. Советы первоначально возникли в ходе потерпевшей поражение революции 1905 года и состояли из выборных и сменяемых делегатов рабочих. Вновь они начали стихийно формироваться сразу после февральской революции 1917 года в виде Советов рабочих и солдатских депутатов. Поскольку посылавшие своих делегатов солдаты настаивали, чтобы все приказы командиров и указания чиновников были санкционированы Советами, последние приобрели чрезвычайно широкие полномочия. Однако реформистское большинство Советов, состоявшее из социал-демократов (меньшевиков) и правого крыла партии социалистов-революционеров, поддерживало либеральных и консервативных министров в капиталистическом Временном правительстве. Временное правительство категорически отказалось прекратить войну и передать помещичью землю крестьянам, а российские капиталисты продолжали увольнять и морить голодом городских рабочих. К сентябрю 1917 года ненависть рабочих к Временному правительству перекинулась и на реформистское большинство, возглавляющее Советы.

В октябре большевикам удалось мобилизовать рабочий класс, его вооруженную милицию - Красную гвардию и солдат, размещенных в городах, свергнуть Временное правительство и установить власть Советов. Большинство крестьян, получивших землю и непосредственно участвующих в выборах депутатов Советов и распределении земельных наделов, поддержало новую власть. В течение нескольких недель после Октябрьского переворота была отметены все привилегии старых правящих классов. Особняки богатых были открыты для бездомных. Равенство для женщин (равное право голоса, право на свободный развод, на ограничение рождаемости и аборт) было закреплено в законах. Имущество помещиков было передано крестьянам. Банки национализированы. Рабочие взяли заводы и фабрики под свой непосредственный контроль. К середине 1918 года в целях борьбы с саботажем со стороны владельцев и управляющих рабочие самостоятельно национализировали большинство промышленных предприятий.

Сама революция фактически была бескровной до того момента, пока свергнутые капиталисты и помещики («белые») не развязывали длительную и разрушительную гражданскую войну (1918 -1921гг.), опираясь на непосредственную вооруженную помощь британских, французских, американских и японских империалистов. Когда сегодня капиталистические политики говорят о «неудаче социализма», необходимо помнить, что их предшественники в 1920-х и 1930-х годах прошлого века отнюдь не наблюдали издалека за советским экспериментом, но делали все от них зависящее, чтобы сокрушить российскую революцию. В военном отношении империалисты потерпели поражение, но колоссальное экономическое давление на Советское государство в периоды войн, блокады, экономической и политической изоляции, сыграло, несомненно, основную роль в искажениях и неудачах строительства социализма.

Преданная революция

Самой циничной является ложь о том, что система, которая рухнула в начале 1990-х годов в Советском Союзе, представляла собой «социализм». На самом деле эта система не была ни «социализмом», ни «реальным коммунизмом», но являлась бюрократической диктатурой, основанной на сталинской политической программе и созданной И.Сталиным и его сообщниками в 1920-х годах. Сталинская бюрократическая клика политически экспроприировала рабочий класс. Власть, основанная на демократии рабочих Советов, была ограничена, а затем и окончательно уничтожена. Большевики всегда неразрывно связывали судьбу российской революции с революцией мировой. В «Азбуке коммунизма» 1919 года, официальном комментарии к программе ВКП(б), указывалось, что коммунистическое движение может быть успешным только как мировая революция. Если бы конъюнктура позволила поставить у власти рабочий класс в одной стране, в то время как в других странах рабочие еще оставались бы в подчинении у капитала, то, в конечном счете, более сильные империалистические хищники сокрушили бы первое рабочее государство.

Если в России героические рабочие и крестьяне, организованные в Красную Армию, одержали победу над империализмом, то мощная революция, вспыхнувшая в 1918-19-х годах в Германии, Австрии и Венгрии, была задушена совместными усилиями капиталистов и лидеров социал-демократических партий. Восстания рабочих в Берлине, Мюнхене, и Будапеште были разгромлены, и российская революция оказывалась изолированной в одной стране.

Экономическая отсталость России, которая была одной из основных причин, вызвавших вспышку революционного кризиса, теперь стала главной проблемой для победившего рабочего класса и его партии. В период гражданской войны разрушения в экономике привели к катастрофическому снижению численности промышленного рабочего класса. Кроме того, призыв сотен тысяч революционных рабочих, солдат и матросов в органы военной и государственной администрации ослабил Советы, на демократии которых было основано государство. Поскольку социал-демократы (меньшевики), народники (левые социалисты-революционеры) и анархисты начали борьбу, в том числе и вооруженную, против Советской власти и в ходе этой борьбы часто шли на сотрудничество с белогвардейцами, эти партии были запрещены. Большевики, хотя это никогда не было их сознательной целью, остались единственной легальной партией. В то же самое время, из-за экономической дезинтеграции и культурной отсталости страны (самым очевидным признаком которой была широко распространенная неграмотность), внутри правящей партии и государственного аппарата все активнее начал развиваться новый социальный слой бюрократии. Чрезвычайные и военные меры, которые большевики первоначально рассматривали как временные, начали приобретать статус постоянства. Внутри партии вокруг генерального секретаря Центрального комитета Иосифа Сталина сложилась группа, которая выражала и защищала интересы нарождающейся бюрократической касты. Страдая от неизлечимой болезни, Ленин намеревался в союзе с Троцким начать финальную борьбу против Сталина, но не успел. После смерти Ленина власть сталинской группы становилась все более сильной. В результате победы фракции Сталина над возглавляемой Троцким Левой Оппозицией практически все честные революционеры были изгнаны из партийных и государственных органов, а на их место пришли жадные до привилегий бюрократы. Сталин заменил программу мировой социалистической революции программой «построения социализма в одной стране».

Левая Оппозиция

В 1920-х годах Левая Оппозиция предложила программу развития рабочего государства, которая позволила бы Советскому Союзу не только выжить в условиях империалистического окружения, но и улучшить материальную и культурную жизнь рабочих и крестьян на период, пока российскому пролетариату не придет международная помощь в результате победы революций в Германии и Китае. Основными элементами этой программы были:

• индустриализация, демократическое планирование которой осуществлялось бы непосредственно рабочими;

• возрождение и восстановление рабочей демократии в Советах и профсоюзах;

• демонтаж режима бюрократического централизма и террора, который Сталин установил в Коммунистической партии Советского Союза; восстановление в партии реального демократического централизма;

• поддержка добровольной коллективизации сельского хозяйства, материальная помощь механизации и электрификации сельскохозяйственного производства и ограничение растущего богатства богатых крестьян (кулаков).

Однако в 1929 году Сталин начал проводить политику коллективизации сельского хозяйства - отвратительную карикатуру на экономическую программу Левой Оппозиции. Вместо добровольной кооперации, основанной на механизации и электрификации сельскохозяйственного труда, за которую выступал Ленин и необходимость проведения которой доказывала Левая Оппозиция, Сталин развязал одностороннюю гражданскую войну против крестьян. Одновременно Сталин, поддерживающий до этого «черепашьи темпы» промышленного развития, навязал советской экономике форсированные и экономически совершенно необоснованные темпы индустриализации в виде «первого пятилетнего плана».

Практически полное подчинение жизненного цикла общества задаче создания тяжелой индустрии и соответствующей ей инфраструктуры, породило необходимость в формировании особого привилегированного слоя управленцев-технократов, и также мощной тайной полиции, которая была бы в состоянии осуществлять тотальный контроль сталинской бюрократии над рабочим классом. Каждый подозреваемый в оппозиции к правящему режиму мог быть арестован, выслан в трудовые лагеря или расстрелян. Апофеозом этого процесса стал Большой Террор 1936-38-х годов.

Интернационализм

Политика «строительства социализма в одной стране» не ставила в качестве цели международную социалистическую революцию. Причина тому была весьма проста: революция рабочих, основанная на демократических Советах, угрожала власти и привилегиям тиранической бюрократии Сталина. Соответственно, Сталин дал указания коммунистическим партиям, чтобы те оказали поддержку иностранным капиталистическим союзникам советской бюрократии. Эффект от такой политики был катастрофическим: революции во Франции и Испании в 30-х годах активно саботировались коммунистами, поддерживающими капиталистические руководства «народных фронтов». Такой «интернационализм», основанный на сотрудничестве Советского Союза с капиталистическими государствами, не имел ничего общего с интернационализмом рабочих во время Октябрьской революции. В конце концов, в 1936 году, Сталин вообще заменил то, что осталось от прежних Советов, на некие полностью лишенные реальной власти органы парламентского типа, сохранив, правда, за ними, для обмана трудящихся, старое название - «советы».

В течение 30-х годов прошлого века Троцкий и его сторонники боролись в защиту принципа интернационализма, доказывая необходимость взятия рабочими власти в каждой стране с последующим объединением их сил в распространении мировой революции. В изгнании, с 1929 года, Троцкий посвятил свою жизнь спасению революционной программы и созданию новой мировой партии для реализации этой программы – Четвертого Интернационала.

Деформированное рабочее государство

Один из основных вкладов Троцкого в развитие марксизма стал анализ Советского Союза, сделанный им в изгнании. Троцкий утверждал, что чудовищное бюрократическое правление не было неизбежным результатом революции и формирования рабочего государства. Скорее, бюрократия развилась в организме рабочего государства как паразит. Этот паразит, по мнению Троцкого, должен был, в конечном счете, убить рабочее государство и восстановить капитализм, при условии, что рабочим не удастся от него вовремя избавиться.

Бюрократия имела, как доказал Троцкий, материальные корни в отсталости, бедности и изоляции рабочего государства. Указанные причины поощряли феноменально быстрый рост бюрократии. После того, как бюрократия отстранила рабочий класс от власти, она стала действовать как «плантатор и защитник неравенства», устанавливая и защищая привилегии меньшинства, присваивающего несоизмеримо высокую долю общественного богатства, произведенного трудящимися массами. Троцкий предупреждал, что, поскольку бюрократия опирается на украденные материальные привилегии, постольку она объективно заинтересована в окончательном уничтожении плановой экономики с тем, чтобы в дальнейшем присваивать еще большую долю общественного богатства уже в качестве правящего класса в рамках капиталистической экономической системы.

В критической части своего анализа Троцкий сделал вывод, что бюрократия не являлась представителем некой новой, специфической, экономической системы, или самостоятельным общественным классом, но была паразитическим наростом на теле рабочего государства. Система планирования все еще существовала и управляла экономикой. В отличие от капиталистической системы, двигателем производства в которой является борьба за прибыль между атомизированными капиталами, в советской системе таким двигателем был организационный план. Проблема, конечно, состояла в том, что не существовало никакого демократического контроля над таким планом со стороны трудящихся.

Имеющая абсолютную власть бюрократия диктовала производству, как цели, так и средства для реализации этих целей. Тоталитарная система не допускала самостоятельного самовыражения и самовыдвижения рабочими и крестьянами своих материальных и культурных потребностей. Эффективность производства и качества продукции была низкой ввиду отсутствия обратной связи между производством и потребителями, а также из-за отстранения рабочих от контроля над методами производства и распределения. Бюрократическое планирование было не только крайне неэффективно, но и чрезвычайно расточительно в части трудовых и материальных ресурсов. Цели производства во многих случаях устанавливались произвольно, не согласуясь с социальными потребностями, поскольку партийные и хозяйственные руководители были вынуждены искажать эти потребности, дабы угодить Сталину и избежать репрессий. Нельзя забывать и об огромных ресурсах, затраченных на содержание репрессивного и военного аппарата варварской сталинской системы.

Троцкий утверждал, что бюрократия должна быть свергнута в процессе политической революции. Определение этого процесса как «политической» революции было принципиально важным, поскольку оно признавало существующие формы собственности, национализированную промышленность, отсутствие капиталистического класса, плановую экономику, монополию внешней торговли, которые должны были быть защищены независимо от судьбы сталинской бюрократии. По этой причине это была бы не новая социальная революция (передача собственности на средства производства от одного класса другому), а именно политическая революция, в ходе которой была бы свергнута власть бюрократии, уничтожены инструменты государственной репрессии и восстановлена власть рабочих Советов.

Возрожденные рабочие Советы взяли бы под свой контроль систему планирования, пересмотрели бы ее сверху донизу в интересах тружеников и управляли бы этой системой демократически так, как и предполагали первоначально большевики. Троцкий так закончил свой исторический анализ: «Режим СССР заключает в себе, таким образом, ужасающие противоречия. Но он продолжает оставаться режимом переродившегося рабочего государства. Таков социальный диагноз. Политический прогноз имеет альтернативный характер: либо бюрократия, все более становящаяся органом мировой буржуазии в рабочем государстве, опрокинет новые формы собственности и отбросит страну к капитализму; либо рабочий класс разгромит бюрократию и откроет выход к социализму».

Сталинский Советский Союз просуществовал дольше, чем предполагал Троцкий. Но Троцкий ошибся только в сроках. События, сопровождавшие крушение сталинизма, скорректировали прогноз Троцкого, подтвердив, в конечном счете, его правильность. Гигантский бюрократический паразит высосал из общества всю кровь, приговорив плановую экономику к застою. Когда в 1980-х годах в Советском Союзе развернулось демократическое движение, то далеко не все его участники призывали к восстановлению капитализма. Многие приводили доводы в пользу развития демократии в рамках существующей системы. Однако в ходе политической борьбы к руководству этого движения пришли действительно прокапиталистические силы. Одновременно различные сектора бюрократии приложили максимум усилий для того, чтобы использовать свое привилегированное положение в целях обогащения в процессе капиталистической реставрации. В результате многие из сегодняшних российских олигархов – это бывшие сталинские бюрократы.

После реставрации капитализма российские рабочие на собственном опыте смогли убедиться в преимуществе социальных завоеваний, защищаемых системой плановой экономики. Общество, в котором каждый имел работу, в котором был гарантирован бесплатный доступ к образованию, здравоохранению и социальному обеспечению, превратилось в общество с массовой безработицей, колоссальным неравенством и чудовищной бедностью. Выжили только те отрасли промышленности, которые были выгодны на мировых или внутренних рынках. Почти 60-ти процентное сокращение промышленного производства привело к социальным катаклизмам.

Борьба за социализм

Доказывает ли временная победа сталинизма с его последующим окончательным историческим банкротством обреченность любых попыток заменить капитализм иным, более прогрессивным, социальным строем? «Да» - ответят реформисты из какой-нибудь «лейбористской партии», а также разочарованные и кающиеся сталинисты. «НЕТ» - будет ответ ТРОЦКИСТОВ. Не было ничего фатального в предательстве западноевропейских революций в период между двумя мировыми войнами, как не было и ничего заранее предрешенного в возвышении фашизма. Это была политическая борьба, и как любая борьба она предполагала наличие различных вариантов развития, возможность реализации альтернативных направлений курса истории. Если бы троцкистам удалось вывести рабочий класс из-под предательского руководства социал-демократов и сталинистов, мы, возможно, сегодня не размышляли бы об очередном капиталистическом кризисе. То же самое можно сказать и о нереализованных возможностях революционных побед во всем мире в послевоенное время. Мы не хотим еще раз пережить поражение социализма такого же масштаба, и поэтому для нас жизненно важно изучать уроки революционной борьбы Троцкого за социализм и против сталинизма. Будущим рабочим государствам нельзя позволить обюрократиться, как это случилось с Советским Союзом, для чего необходимо:

• любой ценой сохранять внутри Советов демократию и свободу борьбы за лидерство между всеми партиями, которые рабочие признают как выражающие их интересы;

• бороться за интернационализацию каждой революции, в особенности, если эта революция произошла в относительно отсталой в экономическом отношении стране;

• строить партию как международного лидера, не подчиненного никакому госконтролю, даже контролю самого передового рабочего государства.

Развитие капитализма в двадцатом и двадцать первом столетиях, его всевозрастающая интернационализация, о которой свидетельствует глобальный характер нынешнего кризиса, является для нас объективным основанием для более тщательного, более объективного применения уроков прошлого. То, в чем мы сегодня больше всего нуждаемся, - это в инструменте для решения наших революционных задач - в ПЯТОМ ИНТЕРНАЦИОНАЛЕ - НОВОЙ МИРОВОЙ ПАРТИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.